Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мертвое (список заголовков)
11:54 

Кавалер Ордена Чистой Крови.
Я любил ее в большой комнате, стены которой были обиты зеленой тканью. Я любил ее среди тяжелой мебели из черного дерева, закрытой на зиму мононотонной зеленью чехлов. Я любил ее, стряхивая пепел в вычурные серпентинитовые пепельницы. Я любил ее, зачарованный нечеловеческим зеленым отблеском в серых глазах.
Я и правда любил ее.

@темы: мертвое

23:27 

Кавалер Ордена Чистой Крови.
Выкашливая ошметки собственных легких - где ты, когда ты мне так нужен?
Точка на обоях принимает твой облик. А я задыхаюсь, меня почти рвет от кашля, но нечем. Я пытаюсь дышать, но не могу.
Ты оскаливаешься в улыбке.

@темы: мертвое

22:54 

Кавалер Ордена Чистой Крови.
Зима девяносто первого года. Я простудился, но не хотел ложиться в больницу - страховки не было, и денег тоже. Лежал на кровати и смотрел больными глазами на светящую желтым лампочку под пыльным абажуром. Температура зашкаливала, кашель рвал легкие и горло до крови, и не было сил даже отвести взгляд от этой слепящей лампы.
... Я проживал тогда в девятнадцатом округе, снимал квартиру у молодого парня, жившего где-то по ту сторону Сены, и работал корректором в затрапезном изданьице. Со мной вместе жила Натали. Несмотря на французское имя, она почти не знала нашего языка - приехала откуда-то из Конго вслед за любимым человеком. Он выгнал ее спустя год, а я - подобрал. И с чего я такой добрый?.. К цветным меня никогда не тянуло. Жалость? Так или иначе, уборщица из супермаркета оказалась чудесной соседкой и моим... почти ангелом-хранителем на тот момент. Без ее заботы я бы умер.
... Мои мысли, плавившиеся от жара, занимало тогда только одно - мысль о том, что я не могу работать. Работа равнялась жизни. Нати пыталась напоить меня чем-то горьким, бормоча что-то непонятное на своем языке. Я не сопротивлялся, я просто не мог пить. Наконец она отошла, оставив меня на влажной подушке.
По стене медленно ползла точка. Там никого не было, но в бреду мне казалось, что она растет и превращается в человеческую фигуру.
Почему-то это был старший из братьев Блэк. Сириус. Девятнадцатилетний Сириус стоял в изножье кровати и неприятно усмехался. Должно быть, я и правда неважнецки выглядел, раз он так злорадствовал.
- Ты... - я не слышал своего голоса, зато отлично слышал его.
- Нет, убивать тебя я не хочу.
Он сел на кровать, протянул руку к моему лицу.
На руке была Метка.
- Реги?
Регулус улыбнулся и растаял в воздухе, уступая место Натали. Когда-то давно, после неудачной встречи с аврорами, я три дня провалялся никакой, но любые образы тогда безжалостно разрушались варевом Снейпа.
- Северус...
Натали покачала головой и вышла.
Пятно поползло вверх, уменьшаясь...
Работа, нужно доделать ту статью...
- Лежи, - шепнул Снейп, наклонившись к моему лицу и почти касаясь потрескавшихся, обметанных губ. - Все будет хорошо.
Девочка-магглокровка, которую я убил когда-то, весело засмеялась...

@темы: ретроспективы, мертвое

13:10 

Кавалер Ордена Чистой Крови.
Кажется, третье марта? Или четвертое... Неважно. Важен год. 1985. Тысяча девятьсот восемьдесят пять - слова прокатываются по языку, оставляя странный привкус. Четвертый год моего изгнания. Изгнания, да - а как иначе это назвать?
На улице, кажется, тепло, но воздух насыщен влагой до предела. Промозглая сырость пробирается сквозь тонкое пальто, просачивается под рубашку и остается на теле чем-то липким. Кажется, я болен. Мимо идут магглы, мужчины и женщины в куртках и шапках. Наверное, в такой одежде действительно теплее, но я не могу заставить себя надевать их одежду. Мне необходима хотя бы эта видимость прошлого. Пальто немного походит на мантию.
Иначе я сойду с ума.
В магазине нестерпимо жарко. Или мне так только кажется? Хочется вернуться на улицу, но сперва я должен купить чай. Надо бы зайти в аптеку, взять таблеток - Ирис говорила, каких, но я не буду этого делать, потому что знаю, что маггловские лекарства на меня почти не действуют. Почти - потому что сразу начинают болеть желудок и печень.
Северус варил чудное зелье от простуды.
Интересно, жив ли он? На свободе ли?
Я выхожу из магазина и иду домой. Я снимаю комнату на окраине у пожилой дамы, настаивающей на том чтобы я звал ее Ирис и обращался исключительно на "ты". Я напоминаю ей погибшего брата. Наверное, это и есть ад - я поменялся местами с магглом и схожу с ума от сознания этого.
Наказание? За что? Я был не прав? Так докажите! Заберите меня из этого ада, дискутируйте, спорьте!
Но "правосудие" редко нуждается в диалоге с осужденным.

@темы: мертвое, ретроспективы

Исповеди изумрудной тушью.

главная