01:07 

Эван Розье
Кавалер Ордена Чистой Крови.
... а тогда был январь. Холодный, стылый январь. Их было трое. Две женщины и ребенок. Мальчишка-подросток. Женщины были сестрами. Мальчишка... я не помню его. Не помню, откуда он взялся и кому был нужен...
Ах их было две. Маггла и магглорожденная волшебница. И если первая еще ничего не понимала, то вторая прекрасно знала, что это за странные одежды, и белые маски вместо лиц, и смешные вроде бы палочки в руках. Знала и панически боялась нас.
Ее страх был... приятным. Тогда мне нравилось убивать. Есть в этом что-то такое... если убивать красиво, разумеется, а не в попыхах и как попало.
Она кричала что-то... не помню, что. Да и неважно.
Авада осветила ее лицо... даже нет. Освятила. Превратила это грязное лицо перепуганной магглорожденной в совершенное творения скульптора под псевдонимом Смерть.
До сих пор вижу их лица. Их - тех, кого я убил Авадой. Говорят, люди, убивающие так, сходят с ума. Что ж... возможно, я безумен... но это сладкое безумие.
А их лица... они прекресны... Они совершенны тем что более никогда не изменятся. Это статуи. Холоднее, чем статуи. И прекраснее.
Я эстет.
... Маггла испугана. Кажется, она только сейчас понимает... и молит о чем-то. Я не слышу ее. Вижу только бледно-желтые завитые волосы, зеленые глаза и неприятный голос. Я вскидываю палочку. Она замолкает.
- Avada Kedavra!
Теперь - она красива...

@темы: ретроспективы

URL
   

Исповеди изумрудной тушью.

главная