13:10 

Эван Розье
Кавалер Ордена Чистой Крови.
Кажется, третье марта? Или четвертое... Неважно. Важен год. 1985. Тысяча девятьсот восемьдесят пять - слова прокатываются по языку, оставляя странный привкус. Четвертый год моего изгнания. Изгнания, да - а как иначе это назвать?
На улице, кажется, тепло, но воздух насыщен влагой до предела. Промозглая сырость пробирается сквозь тонкое пальто, просачивается под рубашку и остается на теле чем-то липким. Кажется, я болен. Мимо идут магглы, мужчины и женщины в куртках и шапках. Наверное, в такой одежде действительно теплее, но я не могу заставить себя надевать их одежду. Мне необходима хотя бы эта видимость прошлого. Пальто немного походит на мантию.
Иначе я сойду с ума.
В магазине нестерпимо жарко. Или мне так только кажется? Хочется вернуться на улицу, но сперва я должен купить чай. Надо бы зайти в аптеку, взять таблеток - Ирис говорила, каких, но я не буду этого делать, потому что знаю, что маггловские лекарства на меня почти не действуют. Почти - потому что сразу начинают болеть желудок и печень.
Северус варил чудное зелье от простуды.
Интересно, жив ли он? На свободе ли?
Я выхожу из магазина и иду домой. Я снимаю комнату на окраине у пожилой дамы, настаивающей на том чтобы я звал ее Ирис и обращался исключительно на "ты". Я напоминаю ей погибшего брата. Наверное, это и есть ад - я поменялся местами с магглом и схожу с ума от сознания этого.
Наказание? За что? Я был не прав? Так докажите! Заберите меня из этого ада, дискутируйте, спорьте!
Но "правосудие" редко нуждается в диалоге с осужденным.

@темы: мертвое, ретроспективы

URL
   

Исповеди изумрудной тушью.

главная